Юрий Петрович Похолков: «Успешный инженер должен уметь решать задачи»

Давайте взглянем вокруг нас. Много ли мы видим передовых отечественных инженерных решений? А тем не менее, в России ежегодно выпускается более 200 000 инженеров, что является 3-м показателем в мире. Ниже Вячеслва Макович обсудит текущее положение и перспективы российского инженерного образования с Юрием Петровичем Похолковым, доктором технических наук, профессором, заслуженным деятелем науки и техники РФ, президентом Ассоциации инженерного образования России и заведующим кафедрой Организации технологии высшего профессионального образования Национального исследовательского Томского политехнического университета (ТПУ).

    Предприятия ищут готовых специалистов

Считается, что при нехватке какого-либо ресурса растет его ценность и, соответственно, стоимость. У нас, с одной стороны, говорят о нехватке инженеров, но, с другой стороны, их зарплата остаётся на неприлично низком уровне. Помимо этого, только 40 % профильных выпускников ВУЗов идёт работать по специальности. А есть ли сейчас реальная потребность в инженерах?

Потребность в инженерах, безусловно, есть и особенно потребность в грамотных, квалифицированных специалистах, способных сразу, без какого либо периода адаптации на производстве решать технические, технологические и организационные задачи. Однако, очень часто работодатели не хотят платить им достойную заработную плату и обеспечить приемлемые условия работы. Ведь университеты часто предлагают работодателям сотрудничество, в котором, используя их потенциал и опыт лучших фирм в их профессиональной сфере, разработать новые более совершенные программы, и по этим программам совместно с работодателями подготовить специалистов, способных обеспечить успех производства и его развитие. В этом случае период адаптации специалиста на производстве становиться минимальным, если не исчезает вообще. Разумеется, это требует дополнительных затрат и хлопот, поэтому чаще всего слышится: «да зачем мне, я на свободном рынке найду таких людей, буду платить им мало и вообще затрат никаких не понесу»». Вот в этом и есть некий парадокс. С одной стороны, работодатель хочет иметь высококвалифицированных специалистов, с другой не хочет нести затраты, которые требуются для его подготовки и содержания и хотел бы на этом сильно сэкономить. Помимо этого, надо честно признать, что большинство инженеров, которых выпускает российские вузы, требуют значительного периода адаптации на производстве. И многие производственные компании говорят: «Мы заплатили налоги, вы обязаны были подготовить специалистов. Зачем брать к себе на работу специалиста, которого нужно доучивать?. Нам нужен специалист, готовый с первого дня начать решать производственные задачи ” И они ищут такого специалиста. Иногда, даже, не у нас, а за рубежом. Кстати, такие специалисты, как правило, начинают работу на производстве ещё до окончания ВУЗа. Так что, вот такая ситуация.

А какими качествами должен обладать такой успешный специалист-инженер?

Способностью решать задачи в своей профессиональной сфере. У меня есть реальный пример, который я часто привожу. Наш выпускник, этнический немец, уехал, в свое время, в Германию. Он разослал резюме в разные компании и его стали приглашать на собеседования. Вот, он пришел в одну из компаний, хозяин компании спрашивает его: «Вы чем собираетесь заниматься у меня на предприятии»? Он говорит: «Я собираюсь решать у вас проблемы». Тот говорит: «Сколько я провёл подобных интервью, но не припомню, чтобы мне так отвечали. Вы что, умеете решать проблемы»? Он говорит: «Да умею»!

«Хорошо, какие»? – «ну, например,технологические». – «Хорошо, есть у нас одна технологическая задача».. Через некоторое время он эту проблему решил. В своей профессиональной области он был подготовлен очень хорошо. Тогда ему дали вторую задачу, он и вторую тоже решил, потом третью. Потом спрашивают: «А где вы учились»? – «Вот, я учился в таком-то ВУЗе в России». Тогда представители компании поехали в наш ВУЗ и заказали нам подготовку специалистов, открыли две лаборатории, оборудованные для подготовки специалистов, помогли купить нам дополнительное оборудование, необходимое для подготовки специалистов .

Вот понимаете? Этот наш выпускник понял, что от специалистов требуется уметь решать проблемы и задачи. Помогать работодателям, а не создавать им проблемы со своим обучением или с нехваткой знаний и умений. Работодатель сразу возьмет того, кто умеет решать задачи.

Необходимо готовить элитных студентов

В этой связи этим, наверное, самый часто задаваемый Вам вопрос: какова сейчас ситуация с российским инженерным образованием и какого его место в мировой иерархии?

Представители промышленности и особенно вузовское сообщество оценивают подготовку инженеров удовлетворительно. Большая часть (87 %) говорят о том, что уровень подготовки инженеров в наших вузах удовлетворителен. В то же время, как это не парадоксально, эксперты из высшей школы оценивают состояние инженерного образования и состояние инженерного дела в России либо как находящееся в системном кризисе, либо как критическое или, в крайне случае, находящееся в состоянии стагнации. Они считают, что нужно безотлагательно предпринять серьёзные и системные меры для исправления ситуации. Ситуация же заключается в том, что у нас перестала пользоваться спросом российская продукция – результат деятельности российских инженеров, а пользуется спросом продукция иностранных компаний. Это, как раз, косвенно говорит о том, что мы чему-то не тому учим инженеров. Мы их готовим их хорошо, они могут работать в компаниях, они способны освоить новую технику и технологию. Но нельзя сказать, что они способны создавать новую технику и технологию, превосходящую ту, которая производится за рубежом. Можно найти только единицы такой продукции, которая имеет лейбл “made in Russia”, понимаете?

Да, абсолютно. И как можно улучшить ситуацию? Что можно внедрить из современных образовательных технологий? Как использовать мировой опыт?

Вот как раз нам надо смотреть, что происходит. Я думаю, что, скорее всего, сама система образования в России такая, я бы сказал, урокодательная, т.е. у нас преобладает пассивный метод обучения. Мы стремимся как можно больше часов отвести на лекции, семинары, чтобы можно было дать студентам больше знаний. В условиях плановой экономики это было оправдано. Когда принималось Постановление ЦК КПСС о развитии какого то направления в промышленности, туда бросались деньги, ресурсы, люди, и они решали поставленные задачи. Там было и плановое распределение выпускников, была прописана их карьера на предприятии, включая и так называемое “доучивание”. В условиях рынка это не так. Сегодня специалисту кроме знаний нужны умения и навыки в работе, что в конечном итоге составляет основу его компетенции в профессиональной сфере. Нужны умения работать в команде, вести за собой людей, в конце концов, нужна заряженность на победу. В условиях рынка самим необходимо понять, что надо выпускать, можно ли формировать новый рынок и как опередить того, кто на рынке уже выпускает эту продукцию. Мы даже морально не учим этому студентов во время обучения. Мы все также продолжаем учить студентов старым, дедовским методом – лекции, семинары,пусть даже практические занятия, но очень мало самостоятельной работы. Очень мало задач, которые развивали бы у него способность решать задачи. Это как раз и нужно для, того, чтобы создавать что-то новое. Я думаю, что мы не сможем сейчас взять и все эту массу людей, которую обучаем в инженерных вузах, начать готовить по-новому. А вот выбрать из общей массы способных, одарённых, талантливых, так сказать элиту студенчества, и подготовить из них классных, отвечающих современным требованиям специалистов, можем. Учитывая их способности и наклонности, вычленяя их из общей массы и давая им более глубокое высшее профессиональное образование с уклоном в творчество, заряжая их на победу в будущей конкурентной борьбе. Но для этого нужно выбрать не только способных, но и мотивированных, тех, которые желают и которые могут выйти на эту переднюю линию фронта и пойти вперед. Разумеется, для такого контингента студентов должен быть отобран и соответствующий контингент преподавателей. Всё это далеко не просто, но возможно.

Необходима же ещё и мотивация к самообразованию…

Да, совершенно верно! Эти люди должны понимать, что они, получив некий заряд и определенный потенциал, комплекс знаний, умений, навыков, компетенций, все время должны совершенствовать это, ни дня не должны стоять на месте. Это у них должно быть в крови, это должно быть в системе организации их жизни.

К сожалению, это единичные случаи. Большая часть студентов, которые поступают на первые курсы думают примерно следующее: «вот я сейчас отучусь 5 лет, и на этом мое обучение закончится». Но технологии меняются каждые 3-5 лет…

Вот это удивительно конечно. Я закончил Вуз более 50 лет назад и у нас была такая же психология была (смеется). Сдали последний экзамен и «у-у-у-ра»! Всё, я сдал последний экзамен, защитил дипломный проект. А когда я пришел работать на кафедру, то понял, что у меня каждый день экзамен, каждая лекция - экзамен, каждое занятие, когда я прихожу к студентам в аудиторию – это экзамен, каждая подготовка статьи или выступление на конференции – это экзамен, вся жизнь в экзаменах. Сегодня я проводил тренинг – это тоже для меня экзамен, как Вы понимаете.

Т.е. можно это назвать «учеба через экзамены»?

Конечно! Учёба через решение конкретных творческих, практических задач. К решению каждой такой задачи нужно серьёзно готовиться. А как же? Взять тот же тренинг, который мы сегодня проводили здесь с профессором Рожковой С.В. Разрабатывался специальный вопросник, продумывалась технология тренинга, последовательность постановки задач, способ формирования команд и так далее.

Фундаментальные знания развивают мозги

Поэтому так интересно и увлекательно получается. У меня осталось несколько коротких вопросов. Какого Ваше личное определение понятия «образование»?

Ну как вам сказать… образование – это, все-таки больше общественное благо, чем услуга, с моей точки зрения. С одной стороны, общественное благо, с другой стороны, это продукт, который продается и который можно купить на рынке. Но на самом деле, я бы больше склоняюсь к его общественному значению, хотя это смесь понятий, мы никуда от этого не уйдем. Кто-то оценивает образование только как услугу.

Кстати, это третья или четвёртая по величине статья экспорта в США.

Да, это так. Американцы продают образование, но и не отказывают себе в удовольствии объявить себя мировыми “образователями”, то есть провозгласить, что они предосталяют другим народам общественное благо, правда, за деньги. Но к американскому образованию тоже надо относится весьма осторожно и едва ли можно говорить, что оно лучшее. Но оно как раз, больше нацелено на организацию самостоятельной работы и самообучение. У них больше закладывается в образовательную технологию, в то, что заставляет человека постоянно учиться. Вот я помню был там в институте Мирового Банка, в Вашингтоне, где учится практически весь мир. Там многоэтажное здание, напичканное оборудованием, сидят профессора, читают курсы лекций, представляют учебное пособие, принимают экзамены, всё в интернете, всё на дистанции. Потом это студент через некоторое время еще один курс освоил, потом еще один и есть университеты, в которые можно подать заявления и получить документ об образовании. Для некоторых достаточно того, чтоб он принёс на свое предприятие подтверждение того, что он освоил такой-то новый курс. Его повышают по службе, ему повышают заработную плату. Поэтому в Америке довольно широко распространены такого рода образовательные услуги, которые дают возможность людям продвинуться: повысить квалификацию, продвинуться в должности, претендовать на более высокую зарплату и т.д. У нас немножко не так, у нас, всё-таки, преобладает в образовании фундаментализм. Когда мы даем больше фундаментальных знаний, физика, математика, химия, биология и эти знания, с одной стороны, помогают решать задачи даже через много лет, через 10, 15, 20 и 30, а, с другой стороны, они просто напросто развивают мозги. Как у хорошего спортсмена мышцы накачиваются, так у человека появляется способность мыслить, способность думать, способность ставить новые задачи и способность решать эти задачи, имея фундаментальные знания или вооружившись этими фундаментальными знаниями. Там другой уклон, человек после окончания ВУЗа учится и переучивается постоянно. Новая технологии – переучился, новая технология – переучился, так он и движется по этой траектории. Наш - по другой. Однако сегодня мы тоже вовлечены в глобальные мировые процессы. И сейчас в мировом научно-образовательном пространстве нам приходиться с ними конкурировать и научно-образовательные системы тоже вовлечены в эту конкуренцию. К сожалению, не могу утверждать, что в этой конкуренции мы сегодня выигрываем. У нас другая система, многим в мире не понятная и не знакомая. Иногда к нам идут за знаниями. Получив, допустим, диплом какого-то хорошего российского вуза, идут после этого получать бакалаврский или магистерский диплом вуза своей страны. И, конечно, у такого специалиста больше шансов устроиться на хорошую работу, потому что он имеет не только хорошие фундаментальные знания, полученные в России, но также диплом, понятный каждому работодателю в его стране.

Назовите, пожалуйста, Ваши любимые книги и фильмы, которые оказали наибольшее влияние на вашу жизнь?

… я вырос во время войны. Конечно, это были военные фильмы, которые мы смотрели и, конечно, я думал, как и большинство моих сверстников, стать летчиком или, на худой конец, конструктором самолетов. Но больше всего, наверное, в юности на меня произвел впечатление фильм “9 дней одного года”. Вы помните такой фильм? Когда-нибудь посмотрите. Это о физиках, которые экспериментировали в области ядерных технологий, радиации. Алексей Баталов в главной роли. Это было интересное рискованное, романтическое занятие. Это был фильм, который воспитывал чистое и честное отношение к научным исследованиям. Вполне возможно, что это сыграло свою роль, когда я выбрал работу в институте, после окончания ВУЗа, а не пошел на завод. Потому что романтика научных исследований меня привлекала больше, нежели практическая работа хотя и значительно более быстрое получение квартиры, хорошей зарплаты и т.д.

Вы – автор 270 научных публикаций, монографий, патентов и изобретений. Как Вам удается столько успевать? В чём основа Вашей личной эффективности?

Я бы не сказал, что я много успеваю. Скорее наоборот, я много не успеваю.

Люди, которые много успевают, обычно, так и говорят.

Да? Я как раз не успеваю много, я очень много не делаю. Скорее всего, если у меня что все-таки получается, это заслуга окружения. Потому что мне, как я считаю, очень везет на окружение и на окружающих меня людей, и я, вообще-то, честно говоря, пользуюсь этим. То есть то, что я эффективно работаю это не моя заслуга. Я слушаю людей, с которыми работаю, что-то полезное от них воспринимаю и, когда я это воспринимаю, им это тоже нравится. Поэтому, у нас возникает сотрудничество, в результате которого получается какой-то продукт.

Что, при этом, даёт Вам жизненную энергию?

Наверно они меня и заряжают.

Спасибо!

Интервью подготовлено Вячеславом Маковичем