«Ключевая задача и суть трансфера — не просто доступ к новейшим технологиям, а компетенции для их внедрения и развития»

0

Респондент — Николай Николаевич Спорыхин, директор технологического департамента АО «ЭлТех СПб»

И.К.: Какова роль трансфера технологий в реальном секторе экономики?

Н.Н.С.: В современном мире технологии стали самой ценной валютой. Но российская экономика знаний пока достаточно уязвима, поскольку инновационное предпринимательство еще достаточно слабо.  Сегодня много говорится о том, что стране необходима технологическая независимость. Понятно, что достичь ее исключительно собственными силами, создавая с нуля инновационные продукты и не задействуя имеющиеся мировые разработки — не самый эффективный и целесообразный путь. Гораздо более действенный инструмент – трансфер технологий, который набирает рост последние несколько лет.

И.К.: Это унифицированный процесс?

Н.Н.С.: Нет, форм трансфера технологий множество: от сомнительного с юридической и репутационной точки зрения реверс-инжиниринга (исследование готового устройства или программы с целью понять технологию изготовления или принцип работы) и переманивания специалистов до покупки предприятий и ноу-хау. Оптимальная форма для нашей страны — это однократный трансфер технологии и создание под нее исследовательского центра и одновременно с ним серийного производства.

Другой вариант – запуск совместного предприятия на базе российского вуза с участием иностранного технологического центра. Эта модель подойдет в том случае, если определенный опыт разработки технологии внутри страны уже есть.

У обоих этих вариантов есть общее преимущество — они дают возможность развития технологии здесь, в России. Поясню: объект технологического трансфера — это интеллектуальный продукт, включающий принципы и детальный процесс производства какого-либо изделия. Чтобы получить это изделие, нужно не только купить и настроить соответствующее оборудование, но и построить производство, проложить инженерную инфраструктуру, предусмотреть перспективы расширения и модернизации, которая может потребоваться очень скоро. Ведь в современном мире срок обновления технологии – 3-5 лет, в зависимости от отрасли. Все эти работы в комплексе и составляют промышленный инжиниринг – то, на чем специализируется наша компания.

И.К.: Какие предприятия сегодня являются основными заказчиками трансфера технологий?

Н.Н.С.: Вопреки общепринятому мнению, что оборонная отрасль – едва ли не единственный двигатель научно-технического прогресса, драйвером развития технологического трансфера как направления становятся, как правило, предприятия гражданского профиля. Объяснение простое: прибыль от уникальных продуктов массового назначения несравнимо выше, чем от любого госзаказа. Нас окружает огромное количество устройств и приборов: смартфоны, компьютеры, планшеты, бытовые и автомобильные электронные системы и т.д. Это результат технологической конкуренции между глобальными корпорациями.

Развитие технологий, инновационный процесс невозможно представить без обмена: что-то приходит из ОПК в гражданское обращение, а что-то появляется на массовом рынке, доказывает эффективность и находит применение в военной продукции. Если бы новые технологии рождались только в оборонной отрасли, глобальный обмен ими был бы крайне затруднителен, а с учетом текущей ситуации даже невозможен.

Рынок вооружения и спецтехники развивается – по крайней мере, на данный момент – за счет улучшения технических характеристик отдельных компонентов и систем. Это отметил и наш президент, выступая перед Законодательным собранием, подчеркнув, что обороноспособность страны обеспечена на десятилетия вперед, и теперь стране необходимо сосредоточиться на создании собственных технологий по наиболее актуальным направлениям.

И.К.: Какие проекты в этой области вы уже реализовали?

Н.Н.С.:«ЭлТех СПб» реализовал несколько десятков проектов по технологическому трансферу в сотрудничестве с российскими вузами, западными технологическими центрами и разработчиками оборудования.

Для нас важно не просто передать ту или иную технологию, пересадив ее на российскую почву, но и обеспечить условия для ее развития. Так, например, после создания Научно-технического центра тонкопленочных технологий при ФТИ им. А. Ф. Иоффе мы продолжили кооперацию с НТЦ для развития технологии изготовления солнечных модулей и запуска их серийного производства. В качестве базовой использовалась технология от компании Oerlikon Solar (сегодня TEL Solar). Следующим этапом проекта стало строительство завода по производству тонкопленочных солнечных панелей в Новочебоксарске.

Еще один пример — создание научно-образовательного центра «Нанотехнологии» на базе Национального исследовательского ядерного университета «МИФИ». На сегодняшний день это ключевой исследовательский центр микро- и нанотехнологий в России. Технологии, разрабатываемые в НОЦ «Нанотехнологии», транслируются на такие предприятия, как ОАО «ЦКБА» (г. Омск), ОАО «Российский институт радионавигации и времени» (ОАО «РИРВ», г. Санкт-Петербург) и др.

Также успешными примерами сотрудничества российских и зарубежных центров компетенции из нашего портфеля могут служить Инжиниринговый центр волоконной оптики (ИЦВО) в АУ «Технопарк Мордовия», создание производства литий-ионных аккумуляторов и батарей в ФТИ им. А.Ф. Иоффе, исследовательская лаборатория на базе технологии атомно-слоевого осаждения — ALD в саранском МГУ им. Огарева.

И.К.: Пожалуйста, расскажите коротко об этапах трансфера технологий.

Н.Н.С.: Трансфер технологии – это многоэтапный процесс. Первый этап, наиболее важный и определяющий – аналитический. Здесь выполняется аудит технологии. Для этого мы объединяем ресурсы наших вузов и западных технологических центров. Затем в созданной тесной кооперации двигаемся к следующим этапам: определению источников технологических решений, их адаптации и, наконец, внедрению.

И.К.: Как выбирается источник базовой технологии?

Н.Н.С.: Чтобы ориентироваться в информационном пространстве глобального инженерно-технологического и научного сообщества, наши сотрудники принимают участие в научных семинарах и конференциях, взаимодействуют с форсайт-компаниями, составляющими прогнозы развития технологических направлений на ближайшие 3-4 года.

Кроме того, наша компания входит в Международную ассоциацию производителей оборудования и материалов для полупроводниковой промышленности (SEMI), Европейский консорциум индустрии фотоники. Все это позволяет нам понять, какие технологические направления наиболее актуальны, кто из разработчиков перспективен, как будет развиваться то или иное направление.

И.К.: Какова роль центров технологической компетенции? Задачи базового ресурсного центра?

Н.Н.С.: Центры технологической компетенции должны, во-первых, обеспечить взаимосвязь с регионами, испытывающими дефицит технологий, а во-вторых, организовать взаимодействие с зарубежными институтами. Действующие центры трансфера технологий занимаются анализом потребностей и поиском технологических решений, которые могут быть внедрены на производстве. Возможно, пока еще рано говорить о полноценном межрегиональном взаимодействии, не всегда хватает компетенций по сложным технологическим вопросам, но как функционирующий институт центры, несомненно, состоялись.

Ресурсные центры создаются для дальнейшего развития производственных технологий на базе научных учреждений и высших учебных заведений. Благодаря российским научным центрам можно осуществлять трансфер базовых технологий на предприятия и решать проблему кадров для проектируемых производств. Ресурсный центр позволяет закрывать сразу несколько задач при реализации трансфера: адаптацию базовых технологий и их доработку, экспертное сопровождение нового производства, сокращение сроков поставки, пуско-наладки и запуска технологического   оборудования.

И.К.: Какие технологии внедряются, отечественные или мировые? Страны-экспортеры технологий?

Н.Н.С.: Это зависит от проекта. Так, например, при создании инжинирингового центра волоконной оптики (ИЦВО) при Технопарке Мордовия в Саранске стояла задача построить уникальный технологический комплекс по развитию оптоволоконных систем.

Для этого мы проанализировали все имеющиеся компетенции в России и в мире. К работе над технологической частью проекта были привлечены такие лидеры российской науки, как Научный центр волоконной оптики РАН, Институт радиотехники и электроники РАН, ВИАМ. В работу включился Санкт-Петербургский университет информационных технологий, механики и оптики (ИТМО), который предложил ряд базовых технологий. Было организовано взаимодействие с Институтом прикладной оптики и точной механики Фраунгофера в Йене, Центра Silitec (Швейцария), компании Nextrom (Финляндия). Компания «ЭлТех СПб» как инжиниринговый центр проекта привязала технологии к конкретному оборудованию и технологическим маршрутам изготовления продукции в проектной документации. Кроме того, российские партнеры провели ряд целевых НИОКР для формирующегося предприятия, которые профинансировала Республика Мордовия.

И.К.: Есть ли у проектов по трансферу технологий поддержка от организаций развития или госструктур?

Н.Н.С.: За последние двадцать лет государство предпринимало различные меры, направленные на развитие инноваций, в том числе и посредством трансфера технологий. Несмотря на то, что не все они оказались эффективными, некоторые принесли ощутимый результат. Так, были реализованы масштабные программы по созданию центров трансфера технологий, технопарков, малых инновационных предприятий и стартапов при вузах. Многие из них стали коммерчески успешными, и даже могут быть образцом для тиражирования опыта. Особенно радуют нас, конечно, успехи проектов, в которых принимала участие наша компания.

И.К.: Сколько времени занимает реализация подобных проектов?

Н.Н.С.: Здесь нет твердых временных рамок. Уже на первом аналитическом этапе на различные промежуточные стадии может потребоваться от нескольких недель до нескольких месяцев. Все зависит от сложности искомой технологии, степени ее соответствия потребностям заказчика, возможностей коммерциализации, наличия специалистов необходимого уровня квалификации и специализации и еще десятков факторов. Длительность наших проектов по трансферу технологий варьировалась от полутора до трех лет – от получения ТЗ до запуска инновационного продукта. Подчеркну, ключевая задача и суть трансфера — не просто доступ к новейшим технологиям, а компетенции для их внедрения и развития. А на создание пула компетенций всегда требуется время.

 



Оставить отзыв